Екатерина О. kakoeoblako

Previous Entry Share Next Entry
Ту,что не пишет. Будет бить Пастернак.К той,что не спит придет Набоков.
следовать
kakoeoblako
ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ЖЕНЩИН В СОЛЬ,
ИЛИ ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ЖЕНЩИНЫ В СОЛДАТЫ.

Если несколько дней-часов-недель,месяцев сложить в одну фразу, то она
пульсировала бы одной-единственной идеально сложеной цитатой:
"...И дольше века длится день,
И не кончаются объятья".
Откуда это во мне этот Пастернак?
И почему он во мне так долго?

День этот начинался когда-то в нервном знаковом ноябре,
когда ожидания и решения про всю жизнь и про себя были приняты,
потому что очень надоел потуберантный период легких мыслей
и весомых ресурсов (сколько весит одна светлая голова и пара грудей?).

Раз - встреча! Раз - просьба! Раз - роскошная работа! Раз - интересно,сложно!
Раз - я справлюсь! Раз - я смогу! Раз - меня проверяют,испытывают!
Два...А вот на два у меня не сбывается..
Самосохранение. Два.
Была бы на раз еще личная-уличная, развеселая-постельная,
немая-буквопроизводительная жизнь?
Раз! Раз! Раз! Раз! Этот марш не про любовь!

Совершенно незачем было представлять и взбивать до невесомой пенки невыносимую плотскую влюбленность, ту самую "...соблазн,сладкая пыточка,зуд,безумная надежда",зная, что у меня все сбывается.
И гордо нести в себе то,что сбылось.
Особенно элегантно доводя своим спокойствием состояние неловкости, и даже
легкого стыда до мучения, сродни религиозному, когда боль и ожидание приносят
покой.
От яблок и намеков до состояния выматывающего труда, как морального, так
и физического на подавление разрядов обладания. Не желаю.
Желаю только одного - ближе,чаще, не беспокоить, но присутствовать.
Не удушать,
а незаметно заботиться.
Не вижу разницы, не слышу раздражения и никому ничего не говорю.

Но нельзя сиять, не сгорая.

И вот уже перестают звонить тоскующие друзья.
И я уже никому не помогаю.
И начинаю требовать у близких тишины.

Только работа. Только работа. Только работа.
Желанное погружение в киносферу произошло настолько резко,
что я не сразу начала захлебываться.
Мне всего было мало.
И были ночи без сна,
когда аналитика и гнет неведанных терминов рождали
инициативу.
И краткая похвала, и силы, и критика.

И вот, я - паяц.

Но для паяца настал день, когда он забыл про костюм,
потому что не спал, пошел в город, не одев
повседневного платья и не смыв грим.
Он был чуть
взлохмачен, слегка похмелен и весьма внимателен.
Настолько внимателен, что зашел наглотаться
знаний на площадь, где торговали рыбой. Он узнал все о рыбе.
С площади он ушел в библиотеку. Там он узнал все о лжи.
А из библиотеки - в парламент. Там он узнал все о правде.
А из парламента - в храм.Там он узнал все о людях.
Но не не узнал ничего о себе.
И прошел год, но он не заметил этого.
Он стал тоскливо бледен, землисто грустен и
совсем помят.

Он иногда замечал, как смотрят на него удивленно те
люди, что смеялись раньше услышав его шаги,
его смешные звонкие шаги.
Паяц где-то под блекло-ярким
мокрым колпаком недолго что-то вспоминал,
выкрикивал что-то из старых реплик.

Паяц оглядывался, но на его прежние способности убавились,
уменьшились,почти растаяли.
И не осталось в нем ни красоты,
ни силы.
Паяц знал, что его жертва не стоила улыбок.Тех улыбок.

Но паяц не знал ничего о себе.

Ведь не всегда из хорошего паяца появится достойный стратег-генерал,
а иногда случается,что он просто дурацкий солдат, что спит
в прелом костюме паяца и глотает олово со всеми.
И день закончится. И паяц ляжет умирать.

Но проснется вместе со всеми, чтобы глотать олово,
стараясь забыть обо всех своих прыжках и пантомимах.

  • 1
A la guerre comme a la guerre - ни дня без стриптиза!
Милые буковки. Умничка.

  • 1
?

Log in